О сексуальном насилии

#насилие
Чаще всего при упоминании сексуального насилия рисуется такая картина: темная подворотня и незнакомец, угрозами и силой принуждающий девушку к сексу. Но на самом деле, это нечастый сценарий. Согласно статистике, обычно насилие совершают знакомые девушек.

Одна из причин — неразвитая культура согласия и ложное представление о том, что считать насилием. Вопреки стереотипу, это не только ситуация, в которой женщина безуспешно пытается дать отпор.

Сексуальное насилие — это любое взаимодействие сексуального характера (заигрывания, поцелуи, ласки и т.п. тоже считаются), совершенное без активного сексуального согласия

То есть, согласия:

1. ДОБРОВОЛЬНОГО — когда человек не находится в уязвимом/зависимом положении, а также в измененном состоянии сознания

2. ИНФОРМИРОВАННОГО — человек четко знает, на что именно соглашается, и эта договоренность соблюдается

3. ОБРАТИМОГО — человек имеет право передумать и в любой момент отозвать свое согласие. Это правило действует в том числе и в долгосрочных отношениях: только потому что люди уже занимались сексом какое-то время не значит, что они обязаны хотеть его всегда

4. КОНКРЕТНОГО — согласие на одну сексуальную практику не означает автоматического согласия на другую. Каждый новый тип взаимодействия с партнером нужно обсуждать отдельно

Кроме того, активное согласие подразумевает то, что партнер настроен с энтузиазмом.

Это проявляется в двух аспектах:

1. ВЕРБАЛЬНО: Только твердое «да» и его аналоги — «сделай это», «хочу», «с удовольствием» и т.п. — означают «да». Недостаточно, чтобы человек просто не сказал «нет» — это может быть трудно по многим причинам. Также за согласие не считаются фразы, выражающие сомнение («не знаю», «ну, наверно», «ну да…») согласие, вымученное уговорами/шантажом и т.п.

2. В ДЕЙСТВИЯХ: если человек не просто согласился, но и стремится принимать активное участие, улыбается, отвечает на прикосновения, целует вас, — это более достоверно говорит, что он действительно хотел происходящего, чем просто слова

Но для чего такие сложности? Почему человек не может просто сказать «нет», если ему не нравится происходящее?

Факторов множество. Иногда человек не способен сказать «нет» просто ввиду своего состояния. Иногда — из страха за жизнь и здоровье. У многих в ситуации стресса включается реакция «замри», и от неожиданности происходящего человек может впасть в ступор и не дать желаемый отпор.

Другая причина, которая мешает сказать «нет» — стереотипы. В нашей культуре секс окружен множеством заряженных идей о том, кто, что и кому должен. Женщина должна быть интересной, доставлять удовольствие, показывать, что она «не фригидна», «не бревно». Мужчину нужно удерживать/заинтересовывать с помощью секса, иначе он уйдет и все отношения развалятся. У мужчин же есть идея, что маскулинность постоянно нужно подтверждать, и постоянно хотеть секса — один из способов это сделать. Секс = мужская сила.

Поэтому часто, когда другой заинтересован в сексе, человек может переступить через свои эмоциональные/физические ощущения ради какой-то большей цели: избежать обиды партнера и сохранить отношения / доказать что-то себе или окружающим.
А многие просто не привыкли прислушиваться к себе, своему телу и эмоциям (как я вообще?) и не дают себе права на отказ.

Но почему вообще сексуальное насилие — травмирующий опыт? Тем более, что травматичного в случаях, где не применялась грубая сила или даже самой пенетрации не было?

В психологической травме роль играет не столько степень физического вреда (если речь идет не совсем о жести), сколько тот момент, что человек оказывается вообще в другом мире после случившегося.

В голове большинства людей, которые не встречались еще в своей жизни с сексуальным насилием, есть идея, что это где-то с кем-то происходит, но со мной не произойдет. Например, потому что я верю в справедливый/безопасный мир. Или по каким-то конкретным причинам: потому что я правильно себя веду/одеваюсь, потому что мне просто везет по жизни — и так далее.

После того, как человек сталкивается с насилием, оказывается, что мир вообще не безопасный. Я жил, придерживался правил, а это не помогло. Значит, я не контролирую, будет ли ко мне применено насилие. Для многих людей это осознание становится травмирующим. Потому что если это произошло один раз, значит, может случиться еще. И зависит это не от того, кто подвергается насилию, а от того, кто его применяет — а это вне нашего контроля.
Любое насилие — травмирующее. Сексуальное же усугубляется фактором интимности, потому что речь идет о частях тела, которые мы обычно не демонстрируем, которые бывают доступны самым близким людям, кому мы доверяем. Посягая на наше тело, человек посягает на идею о нашей неприкосновенности.

Сейчас много кто делится своими историями подобного рода, но большинство из них произошли довольно давно. Как понять, что это не выдумка ради хайпа?

Достаточно просто посмотреть на истории людей, которые уже высказались публично о своем опыте столкновения с насилием и условно получили этот «хайп». Ничего хорошего мы там не увидим. Эта известность не приносит никакого профита. Наоборот, часто человек получает огромное количество хейта, злобных комментариев, и стереотипных фраз из разряда «сама виновата», «одеваться так не надо было» и тп. В наших реалиях у такой популярности нет плюсов.

Но тогда почему многие пострадавшие от насилия начинают говорить о своём опыте только долгое время спустя?

Во-первых, часто люди хотят как можно скорее забыть и вытеснить этот опыт. Сделать вид, что ничего не было: я уже справилась, это уже все позади. Не трогать эту историю, чтобы лишний раз себе об этом не напоминать. Обычно это не очень хорошо работает.

Во-вторых, всегда присутствует интроецированный стыд: «Это считается стыдным. То, что со мной произошло». Причем, стыдно быть именно пострадавшим, а не насильником. Идея о своей ответственности хорошо перенимается из общественных стереотипов, и человек пытается найти свои точки вины: надо было так, надо было не так; надо было не ходить, не разговаривать, одеться по-другому, вести себя как-то по-другому. Только сейчас, благодаря движениям #MeToo, #ЯНеБоюсьСказать и подобным, стигма понемногу начинает снижаться.

И в-третьих, у кого-то также может работать страх, нежелание испортить жизнь человеку, который насилие совершил. Из-за того, что абсолютное большинство актов насилия совершается со стороны знакомых людей, многие боятся навредить насильнику. Все эти чувства очень сильно ограничивают человека, не позволяют говорить о своем опыте.
Мы очень надеемся, что всё описанное в этом посте вам незнакомо. Если же вы прошли через этот опыт, хотим еще раз подчеркнуть: вы не виноваты. Вы не заслуживали этого и нам очень жаль.

Этот текст подготовлен совместно с нашими психологами, специалистами по работе с пострадавшими от сексуального насилия и акторами насилия